Публикации
Роль угля в экономике России
05.05.2011

Доклад Председателя РОК ВГК Заслуженного экономиста России Краснянского Г. Л.
на международном форуме «Уголь в мировой экономике»
г. Кемерово, 5-6 мая 2011 г.

Уважаемые коллеги!

От имени Российского организационного Комитета Всемирного Горного Конгресса позвольте приветствовать всех участников сегодняшнего форума и пожелать Вам полезных творческих дискуссий.

1. Угольная отрасль России  сегодня

Россия сохраняет положение одной из ведущих угледобывающих стран в мире, в том числе из-за высокого уровня обеспеченности угольными ресурсами на долгую перспективу.

В пределах Российской Федерации находится 22 угольных бассейна и 129 отдельных месторождений. Балансовые запасы угля в России оцениваются более чем в 270 млрд. т, что составляет 19% от мировых запасов. Общий потенциал сырьевой базы угольной промышленности, включая прогнозные ресурсы, оцениваются в 4,4 трлн тонн.

    Справочно:

    Запасы энергетических углей составляют около 80% или 153,3 млрд т по категории А+В+С1. В структуре запасов энергетических углей доминируют бурые угли, доля которых составляет 52,6% от общего объема запасов или 66% от запасов энергетических углей (101,5 млрд. т). Доля каменных энергетических углей составляет 23,3% или 45,1 млрд. т. Наименее представительными в структуре запасов углями являются антрациты, их доля составляет 3,5% или 6,7 млрд. т.

    Существует резкая диспропорция между долями отдельных топливных ресурсов в запасах и в объемах производства энергоресурсов. На нефть и газ приходится менее четверти общих запасов, но они обеспечивают свыше 80 % производства, а уголь, на который приходится 76 % общих запасов энергоресурсов, составляет в их производстве всего 11% и покрывает лишь 17 % выработки электроэнергии и 20% производства тепла.

Основной особенностью территориального размещения запасов угля является их концентрация в центре России – в Кемеровской области и Красноярском крае, где сосредоточено более 60% от всех учтенных в государственном балансе запасов угля.

Следует отметить, что в недрах угольных месторождений России наряду с углём имеются весьма значительные запасы газа метана, прогнозные ресурсы которого оцениваются в 17,5 трлн. м3 (в пределах освоенных угольных бассейнов). С 2009 года в России угольный метан признан самостоятельным полезным ископаемым и отражается отдельной строкой в государственном балансе.

Определяющими факторами развития отрасли остаются спрос на угольную продукцию со стороны внутреннего и международного рынков и осуществляемые угольными компаниями инвестиционные вложения, направленные на расширение этих рынков.

Из 323 млн тонн российского угля, добытого в 2010 году, на открытый способ добычи приходится 220 млн т, или 68%. Подземным способом на шахтах добыто 102 млн т (32%). В общем объеме добычи почти 240 млн т составляют каменные угли (74%). Бурых углей добыто 75 млн т (23%) и антрацитов – 8,7 млн т (менее 3%). Их всей добычи на энергетические угли приходится 258 млн т (80%), на коксующиеся – 65 млн т (20%).

Основные направления потребления угля в России складываются следующим образом. Тепловые электростанции потребили порядка 123 млн тонн, включая около 29 млн тонн завозимого из Казахстана экибастузского угля. На экспорт было отправлено 115 млн тонн угольной продукции. В адрес отечественной металлургии было поставлено около 40 млн тонн коксующихся углей. Более 55 млн тонн угольной продукции приходится на прочие направления, включая население, агропромышленный комплекс и коммунально-бытовые нужды.

Основные угольные активы сконцентрированы в 15-ти управляющих компаниях (холдингах), которые обеспечивают 82% от общего производства угля в России.

Крупнейшими из них являются – СУЭК, Кузбассразрезуголь (УГМК), Мечел-майнинг (группа Мечел), угольный дивизион СДС-Уголь (холдинг СДС), EN+ груп, холдинг Сибуглемет, Евраз груп и др. Как мы видим, здесь представлены как энергетические компании, так и металлургические холдинги.

Справочно:

Добыча / Поставка в 2010 году:

    СУЭК – 86,8 млн т / 82,2 млн т, в т.ч. экспорт – 25,3 млн т
    Кузбассразрезуголь – 49,7 млн т / 41,7 млн т, в т.ч. экспорт – 24,2 млн т
    Мечел-Майнинг – 23,3 млн т / 18,8 млн т, в т.ч. экспорт – 7,9 млн т
    СДС-Уголь – 15,4 млн т / 12,5 млн т, в т.ч. экспорт – 8,9 млн т

2. Эволюция топливно-энергетических укладов в экономике России

За последние 10 лет объем добычи российского угля вырос примерно на четверть. При этом объем его внутреннего потребления сократился на 12%, а экспорт вырос – почти в 3 раза.

В чем же причины такой непопулярности угля в России?

Российский уголь, начиная со второй половины пятидесятых годов, в силу объективной смены энергетических укладов в топливном обеспечении экономики страны постоянно испытывал давление со стороны более конкурентоспособных видов топливных ресурсов – сначала нефти и затем газа. Удельный вес угля в потреблении органического топлива в России сократился с 66% в 1955 году до 18% в 2010 году. А доля газа соответственно выросла с 2,3% до 61%%.

Справочно:

В 2010 году добыча нефти, включая газовый конденсат составила 505 млн т (на переработку поставлено 249 млн т; на экспорт – 247 млн т), природного газа - 650 млрд м3 (внутреннее потребление 501 млрд м3, экспорт – 184 млрд. м3).

Истинные причины изменения энергобаланса России в пользу газа следует искать в экономической истории последних десятилетий.  После перехода от плановой экономики к рыночной оказалось, что транспортировка стала одним из факторов, ограничивающих угольные рынки: в мировой практике возить уголь внутри страны на расстояние более 500 км экономически нецелесообразно. А для российских потребителей угольная продукция перевозилась на расстояние вдвое больше. При этом отечественные электростанции и металлургические заводы практически без ограничений получали дешевый газ по регулируемым государством ценам.

Вплоть до 2005 года в России цена газа у конечного потребителя была ниже цены угольного топлива (в сопоставимом эквиваленте). Да и сегодня цена потребления газа в Европейской части страны и Западной Сибири лишь на 10% выше цены угольного топлива. Расчеты показывают, что только при 3-х кратном превышении цены на газ возникает коммерческий интерес инвесторов к развитию угольной генерации.

Справочно:

В конце 2010 года цена приобретения энергетического каменного угля составляла 1308 руб/т (2012 руб./т в пересчете у.т.), природного газа - 3081 руб/. тыс. м3 (2667 руб./т в пересчете в у.т.). Соотношение цен (в пересчете в у.т.) на газ/уголь составляло 1,33.

В результате дешевый газ продолжает вытеснять уголь, как на тепловых электростанциях, так и в металлургии и коммунальном хозяйстве. Доля газа в топливопотреблении на ТЭС выросла с 61 до 70%, также на 10% вырос расход газа при производстве чугуна.

Уже в начале 1990-х угольная промышленность с ее изношенными основными фондами, избыточной численностью занятых и ограниченным рынком сбыта продукции оказалась в тяжелом положении. Именно тогда стало ясно: без реформы отрасли не обойтись.

Угольная промышленность России в конце прошлого века прошла сложный (революционный) этап в своем развитии. Осуществленные в 1994-2000 годах два основных этапа реструктуризации угольной промышленности России освободили угольные компании от убыточных и непрофильных производств, создали условия для рыночного ценообразования на угольную продукцию. В полной мере были задействованы преимущества частной собственности. Системно начала решаться проблема коренного снижения издержек в горном производстве.

С нашей точки зрения, это был период упущенных возможностей для модернизации технологических комплексов потребления углей на электростанциях. Гипотетически экономический эффект был бы существенно выше, если бы электростанции устойчиво наращивали потребление угольной продукции, но уже более качественной и высококалорийной, а сэкономленный газ продавался бы по мировым ценам на экспорт.

В результате функционирование угольной промышленности России за последнее время происходят на фоне двух основных тенденций – снижения внутреннего потребления угля, в основном, в электроэнергетике и многократного роста экспорта российского угля.

Пока внутри страны потребление угля стабильно падало, за ее пределами оно росло. Объем экспорта российского угля вырос в пять раз по сравнению с показателем середины 90-х. Продукция угольщиков оказалась востребованной.

Такая тенденция сохраняется и по сей день. Российские угольные компании стремительно наращивают экспорт угля, доведя его объемы до 115 млн тонн в 2010 году – третье место в мире после Австралии (экспортирует 300 млн т) и Индонезии (200 млн т).

Это обеспечивает приток валютных инвестиций для обновления и частичной модернизации шахтного фонда, а также оснащения его высокопроизводительной техникой ведущих зарубежных фирм. Сейчас можно смело говорить о подъеме угольной отрасли России, причем не только в количественном выражении, но и в качественном. Но этот подъем, к сожалению, не связан с ростом внутреннего потребления.

3. Обратная сторона успеха

Экспорт сырья - палка о двух концах. Известно ведь, что транспортные расходы составляют до двух третей стоимости угля для конечного потребителя. А это - недополученная прибыль для угольщиков и неосуществленные инвестиции. И дело тут не только в том, что уголь приходится везти далеко за границу. Важнее, что везти приходится топливный ресурс, который можно было бы перерабатывать на месте. Ведь чем глубже переработка в России - тем больше прибыли получат угольщики, тем больше уплатят налогов, тем лучше будет стране.

Справочно:

Из перевозимых по России 290 млн т угольной продукции, только около 100 млн т приходится на концентраты и сортовые угли, а 190 млн тонн перевозится в рядовом виде. В перевозимой массе угля в среднем 17% влаги и 20% золы.

В перспективе приоритет экспорта усугубит наше отставание от мирового уровня в технологиях использования угля и получения из него продуктов высокого передела. Понимая это, угольщики развивают переработку и обогащение угля внутри страны. Кстати, темпы роста такой переработки даже опережают темпы прироста добычи. В то же время развитие переработки энергетических углей не находит адекватной ответной реакции со стороны потребителей внутреннего рынка, поэтому основная часть обогащенных энергетических углей тоже поставляется на экспорт, где энергетические концентраты и сортовые угли пользуются высоким спросом.

Потребители на внутреннем рынке (прежде всего электростанции и котельные) экономически не готовы активно использовать обогащенный энергетический уголь. В итоге угольная генерация в России не растет и, по оценкам зарубежных и ряда российских экспертов, не будет значительно расти и в перспективе. При существующих темпах падения спроса на уголь в стране емкость внутреннего рынка этого топлива (по самому пессимистическому прогнозу) может сократиться более чем вдвое: с сегодняшних 184 до 70-80 млн тонн.

4. Вектор перспективного развития угольной отрасли

Вывод прост: у российских угольщиков нет другого выхода, как комплексно использовать богатейший энергетический потенциал угольных месторождений. Здесь ключевое слово "комплексно", что означает потребление угля для генерирования электроэнергии на собственные нужды, создание продукта с более эффективными потребительскими свойствами и добавленной стоимостью.

Внедрению новых технологий мешает вовсе не то, что уголь неперспективен как топливо, а консерватизм, инерционность и пренебрежение инновациями. Между тем решение, позволяющее не только экспортировать уголь, но и расширить его использование внутри страны, очевидно и продиктовано логикой международного развития угольной отрасли - за счет более глубокой переработки.

Суть решения проста: непосредственно возле места добычи создается производственный комплекс газификации энергетических углей, который перерабатывает добытый уголь в современный отопительный продукт с высокой энергоотдачей. Одновременно высвобождаются тепло для отопления населенных пунктов и горючий газ, который смешивается с газом метаном от дегазации угольных пластов и поступает в газогенератор для выработки электроэнергии. Таким образом, решается сразу несколько задач: выпускается продукт с более высокой добавленной стоимостью (термококса или полукокса), генерируется электроэнергия для собственных нужд угледобывающего комплекса и решаются энергетические проблемы региона.

        Умные технологии из ядерного центра

Необходимую технологию разрабатывает Российский федеральный ядерный центр города Сарова по заказу ЗАО "Шахта Беловская", координацию и организационное сопровождение разработки осуществляет ОАО АФК "Система". Это конкретный пример создания инновационной технологии в угольной отрасли с использованием российских интеллектуальных ресурсов на российской производственной базе. Первый проект формирования энерго-угольного комплекса (кластера) уже реализуется на базе Караканского угольного месторождения разреза "Караканский-Западный". Уголь этого месторождения по своим качественным характеристикам типичен для энергетических углей Кузбасса. А значит, технология может тиражироваться и использоваться повсеместно.

Первая очередь разреза "Караканский-Западный" (2 млн тонн) введена в эксплуатацию в июле прошлого года, а к 2015 году на его базе должен появиться инновационный угольно-технологический комплекс для глубокой переработки энергетических углей. Его особенность - переработка угля прямо на месте. Схема комплекса (см. слайд) демонстрирует, что он должен полностью обеспечить себя электроэнергией, а также производить современный энергоноситель - термококс (полукокс), который также будет потребляться металлургическими производствами региона.

Кроме угледобывающих мощностей в производственную структуру Караканского кластера войдет обогатительная фабрика мощностью 6 млн тонн переработки углей в год, комплекс по производству термококса мощностью до 250 тыс. т в год, электростанция мощностью до 40 МВт, работающая на угле и горючем газе, система по улавливанию и захоронению углекислого газа.

Зачем нужны кластеры

Одно из главных преимуществ подобных комплексов, или кластеров, в том, что они позволят энергодефицитной Кемеровской области перейти на самообеспечение электроэнергией. Снизят энергетическую зависимость угольных предприятий Кузбасса от возможности федерального рынка. К этому следует прибавить экономию от сокращения объемов перевозок кузнецких углей. Наконец, возникает возможность замещения дорогостоящего кокса более дешевым полукоксом в качестве углеродистого восстановителя на металлургических заводах Кузбасса.

При широком тиражировании технологии в отечественной угольной промышленности мы сможем, наконец, переломить тенденцию снижения доли угля в балансе внутреннего потребления топливно-энергетических ресурсов. Но для этого придется провести организационную и технологическую реорганизацию угольных компаний. Должны появиться новые службы и структуры, в том числе непрофильного направления (углехимия, электроэнергетика, коксохимия), обеспечивающие кластерное направление угольного бизнеса.

Без такой технологической реструктуризации нам не преодолеть возникшее противоречие между происходящей модернизацией угледобывающих предприятий и устаревшими технологическими решениями в использовании угольных ресурсов внутри страны.

В интересах государства стимулировать такую модернизацию, тем более что она снижает нагрузку на транспортную инфраструктуру и одновременно решает социальные проблемы региона. Частно-государственное партнерство в этом случае уместно как никогда. Оно позволит достичь целей долгосрочного развития угольной промышленности, которые сформулированы в Энергетической стратегии России. И особенно важно, что руководство Кемеровской области это хорошо понимает и поддерживает.

К большому сожалению, в настоящий момент мы не располагаем современными отечественными высокотехнологическими достижениями в создании более производительного и безопасного горно-шахтного оборудования.

Впрочем, в рамках технопарка «Система-Саров» ведется разработка, создание и внедрение канатно-ленточного конвейера повышенной протяженности. Использование таких конвейеров по оценке разработчиков даст впечатляющую экономию при транспортировке угля – позволит отказаться от дорогих автосамосвалов, сэкономит дизтопливо. Отпускная цена угля, при этом, снизится на 20-25%. Можно также отметить начатую Соровским центром работу по внедрению технологий глубокого выбуривания пластов. Это позволит комбинировать наземные и подземные разработки, что приведет максимальному увеличению объемов и эффективности угледобычи.

Данная технология повысит безопасность работы в силу отсутствия рабочих в забое. Отбойка угля при этом осуществляется без взрывания, с использованием высоконадежных подземных электросистем.

Таким образом, в качестве основ перспективного развития угольной отрасли России, по нашему мнению, необходимо рассматривать:

    Продолжение структурной перестройки угольной промышленности, но уже не в виде ее масштабной реструктуризации, успешно реализованной в период 1994-2000 годы, а путем последовательного вывода устаревающих производственных мощностей.
    Предстоит ускорить подготовку инфраструктуры ( инженерной и логистической) для освоения новых угольных месторождений, последующая разработка которых обеспечит низкий уровень производственных затрат на добычу угля. Речь идет, прежде всего, о месторождениях Кузбасса (Менчерепское, Жерновское, Уропско-Караканское, Новоказанское и др.), а также о новых месторождениях в республике Тыва, Эльгинском месторождении в Якутии и Ургальском месторождении в Хабаровском крае.
    Угольная электроэнергетика должна иметь ускоренное (опережающее) развитие, что даст возможность развивать новые экологически чистые технологии сжигания угля, даст мощный импульс развитию энергетического и угольного машиностроения, высвободит ресурсы газа для стабильной и ритмичной поставки на экспорт. Это обеспечит надежность газообеспечения России, Европы, а в перспективе и Китая.
    Росту конкурентоспособности российской угольной промышленности должно способствовать кардинальное повышение производительности и эффективности труда на основе оснащения угольных предприятий современной высокопроизводительной техникой и технологиями, отвечающими мировым стандартам по безопасности и экологичности. Предстоит также обеспечить обогащение энергетических углей с учетом требований внешнего и внутреннего рынков.
    Одним из важных аспектов развития инновационного начала является расширение направлений использования угля и продуктов его переработки. Стоит задача как можно полнее задействовать не только энергетический и металлургический потенциал ископаемых углей, но и их пригодность для получения продуктов углехимии, а также углеродных и композитных материалов.
    Безусловным является и то, что безопасность труда и экология должны быть основными составляющими всей политики дальнейшего устойчивого развития.

Спасибо за внимание.

Назад к списку публикаций

Написать письмо Администратору
ОТПРАВИТЬ
Ваша заявка принята
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время
ЗАКРЫТЬ
Ваше сообщение
успешно отправлено
ЗАКРЫТЬ
ЗАКРЫТЬ