Публикации
Роль угля в экономике России в посткризисный период
14.05.2009

Доклад профессора Краснянского Г.Л. на 90-м заседании Международного Организационного Комитета Всемирного Горного Конгресса
г. Санкт-Петербург, 14 мая 2009г.

Уважаемый Президент Оргкомитета Всемирного Горного Конгресса, г-н Дубински!
Уважаемый Владимир Стефанович!
Уважаемые коллеги !

Прежде всего, разрешите выразить признательность Международному оргкомитету Всемирного горного конгресса за предоставленную мне возможность выступить с докладом на столь представительном юбилейном 90-том форуме специалистов ведущих горнодобывающих стран мира.

Актуально именно сегодня обсудить проблемы и перспективы горной промышленности в свете кризисного состояния и неутешительных прогнозов развития мировой экономики. К сожалению, мировой кризис продолжается. Спрос на товары и услуги сокращается. Резкие колебания цен дестабилизировали международные и внутренние рынки. Идет переоценка стратегических целей крупнейших транснациональных корпораций и даже целых регионов, обладающих ценными минеральными ресурсами.

Это в полной мере относится и к рынкам твердых полезных ископаемых – то есть к той области деятельности, которая находится в поле зрения Всемирного горного конгресса.
В последнее время предметом особого внимания членов российского национального комитета Всемирного горного конгресса стали вопросы, связанные с мировым кризисом: Каковы ключевые вызовы, с которыми столкнется та или иная отрасль горнодобывающей промышленности во время глобального экономического кризиса? Каковы главные риски, которым будут подвержены рынки топливно-энергетических ресурсов отдельных стран и, конечно, России.

Позвольте напомнить, как складывается мировое потребление топливно-энергетических ресурсов. На нефть приходится несколько больше трети всех потребляемых топливных ресурсов, на газ – менее четверти и на уголь – чуть больше четверти. Доля атомной и гидроэнергии в сумме составляет чуть более 12 процентов. То есть сегодня 60 % мировой потребности в первичных энергоресурсах удовлетворяются за счет нефти и газа. Большинство экспертных организаций, имеющих мировую известность, в докризисное время предполагали, что до 2030 года мировая потребность в энергоносителях будет неуклонно возрастать: спрос на газовое топливо вырастет в 2 раза, на уголь в 1,8 раза, а на нефть в 1,14 раза (По данным международного энергетического агентства).

Есть опасения, что резкий подъем и столь же резкое падение мировых цен на нефть, а затем и на другие энергоносители могут серьезно cкорректировать ранее сделанные прогнозы. Подешевевшая нефть может в мировом балансе потребления энергоресурсов несколько потеснить газ и уголь. Хотя и тут есть неоднозначные оценки, поскольку между нефтью и углем нет прямой конкуренции в глобальном масштабе, она (конкуренция) имеет ярко выраженные региональные аспекты. До недавних пор развитые страны, которые являются основными потребителями нефти, обеспечивали три четверти мирового ВВП.

После кризиса их доля в мировой экономике может снизиться до двух третей. Более высокий рост своих экономик обеспечат такие развивающийся страны как Китай, Индия, на которые приходится почти половина мирового потребления угля. Наиболее вероятно, что в целом темпы роста мировой экономики и соответственно энергопотребления будут ниже, чем до кризиса и конкуренция между отдельными энергоносителями скорее всего обострится.

В частности, в России можно ожидать усиление конкуренции угля с природным газом. Российский уголь, начиная со второй половины пятидесятых годов, в силу объективной смены энергетических укладов в топливном обеспечении экономики страны постоянно испытывал давление со стороны более конкурентоспособных видов топливных ресурсов – сначала нефти и затем газа.

Удельный вес угля в потреблении органического топлива в России сократился с 65% в 1955 г. до 18% в 2008 году. С начала 90-х годов доля угля в общем топливном балансе страны практически не меняется. Если же рассматривать долю угля в структуре топливопотребления на тепловых электростанциях, то она сократилась с 30,5% (2000г.) до 26% (2007 г.), а доля газа соответственно выросла с 63,6% до 72%.

Между тем, угольное топливо могло сыграть более весомую роль в наращивании энергетического потенциала страны. Для этого были объективные предпосылки. Осуществленные в 1994-2000 годах первые два основных этапа реструктуризации угольной промышленности России освободили угольные компании от убыточных и непрофильных производств, создали условия для рыночного ценообразования на угольную продукцию. В полной мере были задействованы преимущества частной собственности. Системно начала решаться проблема коренного снижения издержек в горном производстве.
За прошедшие годы реструктуризации было ликвидировано более 200 особо убыточных угледобывающих предприятий, в том числе 188 шахт и 15 разрезов. Высвобождено более 500 тыс. трудящихся со всеми мерами социальной защиты (выходные пособия, пенсии, переселение). С 1993 года начат переход на свободные цены на уголь, а с 1998 года они полностью стали рыночными. Государством было выделено на проведение структурных преобразований более 11 млрд. долларов.

Необходимо отметить, что угольная отрасль России единственная из всех отраслей промышленности прошла этот сложный (революционный) этап в своем развитии, выйдя из него обновленной, рыночной, конкурентоспособной, социально защищенной и политически стабильной. Последовательно наращивались объемы производства угольной продукции, росли инвестиционные вложения в обновление горной техники.

Сформировалась благоприятная для угольщиков тенденция в ценовом соотношении газ:уголь, в 2005 году цены на эти энергоносители на внутреннем рынке сравнялись (до этого газ был дешевле угля).

За последние 10 лет (1999-2008гг.) ежегодная добыча угля в России выросла в 1,4 раза и достигла 326,6 млн тонн. Слайд 6. Инвестиции в основной капитал увеличились с 13 млрд рублей (2000 г.) до 60 млрд руб. (2008г.), при этом 74% инвестиционных вложений направлено на обновление активной части основных фондов.

Производительность труда рабочих по добыче угля растет с 1994 года и за прошедшее время увеличилась в 3,2 раза. Снижение издержек производства позволило за последние годы сдерживать рост цен на уголь на внутреннем рынке. Если в 2002 году энергетический уголь еще оставался в среднем дороже газа в 1,2 раза (в сопоставимом исчислении), то в 2008 году это соотношение поменялось на обратное, газ стал дороже угля в 1,3 раза.

К сожалению, отечественные электроэнергетики, как основные потребители российского угля, в силу объективных причин (нерыночные директивно устанавливаемые низкие цены на газ и, как следствие, благоприятная финансово-экономической конъюнктура топливно-сырьевой составляющей для РАО ЕЭС России) не смогли обеспечить развитие угольной генерации.

На наш взгляд это был период упущенных возможностей. По выше названным причинам конкретные шаги со стороны электроэнергетиков в этом направлении были не столь эффективны.

В результате, преобразования в угольной промышленности России за последнее время происходят на фоне двух основных тенденций – снижения внутреннего потребления угля, в основном, в электроэнергетике и многократного (в три раза) увеличения объемов экспорта российского угля, востребованного на международном рынке.

Российские угольные компании, используя благоприятную конъюнктуру на международном рынке угля, начали стремительно наращивать экспорт угля, доведя его объемы до 100 млн тонн (третье место в мире после Австралии и Индонезии). Это обеспечило им приток валютных инвестиций для обновления и частичной модернизации шахтного фонда, а также оснащения его высокопроизводительной техникой. При этом топливный баланс России по - прежнему остался газоориентированным. Более половины своих потребностей в энергоносителях Россия обеспечивает природным газом, а на уголь приходится всего 16,5%. Такого нет ни в какой другой стране мира.

Мы считаем, что в условиях кризиса, как бы парадоксально это не звучало, Россия получила еще один уникальный шанс переориентировать топливный баланс в пользу угля. Необходимо увеличить потребление российского угля на тепловых электростанциях до 160 -170 млн тонн в год, переходя на новые, современные, экологически чистые технологии. Это позволит ежегодно высвобождать до 40 млрд кубометров газа, снизить зависимость российского Газпрома от импортируемого газа.
Повысится надежность газообеспечения европейских потребителей (в том числе за счет ввода новых газопроводов («Северный поток» – с пропускной способностью до 55 млрд. куб. м в год и «Южный поток» – проектной мощностью 30 млрд. куб. м).
Появятся ресурсы газа для его экспорта в Китай (проект «Алтай», предусматривающий поставку 68 млрд куб. м газа в Китай). При этом возрастет надежность функционирования российских угольных компаний за счет наращивания поставок угля на внутренний рынок.

Наряду с этим, хотелось бы отметить, что наличие в России больших запасов энергоресурсов (до 40% мировых запасов газа, около 8% - нефти, 18% - угля и 3% - урана) позволило создать уникальный топливно-энергетический комплекс (ТЭК) России, который сегодня обеспечивает пятую часть ВВП страны и более 65% валютной выручки от экспорта.
Практически именно работа ТЭК позволила Правительству России образовать значимые валютные резервные фонды, третьи по величине в мире, которые создают финансовую основу бюджетной помощи в преодолении кризиса. При этом угольная составляющая очень незначительна и составляет 6,6% в структуре топливно-энергетического комплекса при формировании ВВП и 2,8% соответственно в экспортной выручке.

Кризисные явления в мировой финансово-кредитной системе, наряду с проблемами в экономике нашей страны, прервали почти десятилетнюю тенденцию роста добычи российского угля. Из-за резкого снижения спроса на угольную продукцию со второй половины 2008 года стало наблюдаться падение объемов производства на угольных предприятиях.
Причем темпы падения в угольной промышленности выше темпов сокращения объемов производства в других отраслях. В первом квартале 2009 года добыча угля в целом по России сократилась на 19 %, тогда как добыча нефти упала только на 1,3%, добыча газа – на 14,7 %, производство электроэнергии уменьшилось менее чем на 6 %.
Высокий уровень инфляции в сочетании с ростом банковских кредитных ставок привели к неприемлемым условиям получения кредитов и. соответственно, к нехватке доступных кредитных средств даже у крупных горнодобывающих компаний.
Все это свидетельствует о том, что уголь продолжает играть роль замыкающего ресурса в топливном балансе страны и поэтому именно угольная отрасль в первую очередь испытывает последствия кризиса.

Несомненно, что принятый на российском федеральном уровне пакет антикризисных мер позволит избежать негативных последствий для угольной отрасли. Однако многое будет зависеть от ясного понимания ключевых проблем, на том или ином этапе кризиса.

Определяющим фактором в период преодоления кризиса явится спрос на угольную продукцию со стороны внутреннего и международного рынков, а также состояние и развитие инфраструктуры и логистики, обеспечивающей расширение этих рынков.

Основные направления потребления угля в России можно представить следующим образом.
На тепловые электростанции поставляется порядка 138 млн тонн, включая 30 млн тонн завозимого из Казахстана экибастузского угля. Около 100 млн тонн угольной продукции поставляется на экспорт. Отечественная металлургия использует более 40 млн тонн угольного концентрата. Более 50 млн тонн угольной продукции приходится на прочие направления, включая население, агропромышленный комплекс и коммунально-бытовые нужды. В ходе кризиса свое финансовое положение российские угольные компании могут стабилизировать за счет сохранения занятых позиций на международном рынке угля.

Важную роль тут будет играть активный маркетинг и уже созданные мощности экспортно-ориентированной транспортной и портовой инфраструктуры (освоение мощности порта Усть-Луга и расширение порта Мурманск – на Западе, завершение строительства порта Ванино и реконструкции порта Восточный – на Востоке страны). В электроэнергетике и коммунально-бытовом секторе возможно некоторое сокращение использования угля в связи с падением потребления электроэнергии и тепла.

Наибольшие потери несут угольные компании, добывающие уголь для коксования, спрос на который, особенно на внутреннем рынке, сократился вдвое. Здесь будет уместна государственная поддержка угольного бизнеса, особенно в условиях резкого падения цен на уголь на мировом рынке.

Основными формами этой поддержки могут быть:
предоставление государственных гарантий под инвестиционные кредиты на обновление основных фондов;
снятие системных ограничений в транспортировке угольных грузов,
в формировании конкурентной рыночной среды в сфере углеперевозок.

Относительно позиции угля и угольной промышленности в экономике посткризисного периода могут быть различные оценки. Безусловным является то, что уголь сохранит свое положение одного из основных составляющих топливно-энергетического баланса страны.
Вопрос сводится к возможностям увеличения доли угля в топливном балансе страны в условиях происходящих и будущих трансформаций экономики. Наиболее реалистичной оценкой ближайшей перспективы (1-2 года) в отношении угля будет сохранение его сегодняшней доли в топливном балансе при незначительном уменьшении абсолютных объемов использования.

В период 2012-2015 годов, из-за дефицита инвестиций для полномасштабной реализации схемы развития электроэнергетики страны, очевидно будут снижена доля угля в электроэнергетике и топливном балансе страны. В период после 2015 г восстановление и увеличение доли использования угля в экономике страны возможно только при наличии конкурентных преимуществ угля по сравнению с природным газом.

Определяющим фактором обеспечения преимуществ угля в межтопливной конкуренции с природным газом является уровень цен потребления угольного топлива.

По нашей оценке конкурентоспособность угля обеспечит соотношение цен уголь – газ на уровне не менее чем 1:3. В докризисный период, как мы и рассчитывали тенденции этого соотношения были позитивными. Однако сегодня мы наблюдаем более высокие темпы падения цен на газ, что настораживает. Необходимо отчетливо сознавать, что роль угля в посткризисный период в значительной степени, если не главным образом, будет зависеть от уровня затрат на добычу угля и, соответственно, его цены.
Поэтому главной задачей стоящей перед угольной промышленностью в посткризисный период является разработка и реализация угольными компаниями комплекса мер, обеспечивающих возможность снижения производственных затрат на добычу, без чего невозможно сохранить и, тем более, увеличить долю угля в экономике страны.

Таким образом, в качестве основных антикризисных действий, на мой взгляд, необходимо рассматривать:
Продолжение структурной перестройки угольной промышленности, но уже не в виде ее масштабной реструктуризации, успешно реализованной в период 1994-2000 годы, а путем последовательного вывода устаревающих производственных мощностей (эволюционный подход). Предстоит ускорить подготовку инфраструктуры (инженерной и логистической) для освоения новых угольных месторождений, последующая разработка которых обеспечит низкий уровень производственных затрат на добычу угля. Речь идет, прежде всего, о месторождениях Кузбасса (Менчерепское), а также об Элегестском месторождении в республике Тыва, Эльгинском месторождении в Якутии и Ургальском месторождении в Хабаровском крае.

Угольная электроэнергетика в посткризисный период должна иметь ускоренное (опережающее) развитие, что даст возможность развивать новые экологически чистые технологии сжигания угля, даст мощный импульс развитию энергетического и угольного машиностроения, высвободит ресурсы газа для стабильной и ритмичной поставки на экспорт. Это повысит надежность газообеспечения России, Европы, а в перспективе и Китая.

Росту конкурентоспособности российской угольной промышленности должно способствовать кардинальное повышение производительности и эффективности труда на основе оснащения угольных предприятий современной высокопроизводительной техникой и технологиями, отвечающими мировым стандартам по безопасности и экологичности.
Предстоит также обеспечить повышение «прозрачности» угольного бизнеса, развитие системы аутсорсинга, достижения максимального объема обогащения энергетических углей с учетом требований внешнего и внутреннего рынков.

Одним из важных аспектов посткризисного развития является расширение направлений использования угля и продуктов его переработки.

Стоит задача как можно полнее задействовать не только энергетический и металлургический потенциал ископаемых углей, но и их пригодность для получения продуктов углехимии, а также углеродных и композитных материалов. Безусловным является и то, что безопасность труда и экология должны быть основными составляющими всей политики дальнейшего устойчивого развития.

Уважаемые коллеги!
В моем докладе отмечены лишь ключевые проблемы, с которыми столкнутся угольщики в посткризисный период. Я уверен, что происходящий на нашем форуме диалог позволит выработать новые подходы к развитию угольного бизнеса, расширению взаимовыгодного сотрудничества угольщиков и их иностранных партнеров.

Благодарю за внимание!

Назад к списку публикаций

Написать письмо Администратору
ОТПРАВИТЬ
Ваша заявка принята
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время
ЗАКРЫТЬ
Ваше сообщение
успешно отправлено
ЗАКРЫТЬ
ЗАКРЫТЬ